[identity profile] monpansie.livejournal.com posting in [community profile] weissfic_k_archive
Название: Секс со звездой
Автор: monpansie
NC-17

Окей, все хотели переспать с кинозвездой. У всех есть период, когда хочется переспать с кинозвездой, рок-звездой - со звездой. Период постеров и драгоценной пластиковой ерунды, период выслушивания рекламной и релизной чуши как нового евангелия или хотя бы нового откровения. Любимый цвет и любимое блюдо увековечены в граните памяти. Единение навеки. Потраченные карманные деньги и потраченное время. Нет, ничего из этого не жалко даже ндцать лет спустя, просто смотрится немного забавно. Постепенно ты отягощаешься знаниями и привычками и каким-никаким цинизмом, обрастаешь грубой коркой, заключаешь сердце в латы – ну, это красивая фраза здесь - и далее, далее, далее. Внутри, конечно – конечно! – ты мягкий, и там все кровоточит. В смысле – истекает кровью. Ты нежный и ранимый и критично непонятый. Ну, или как.

Я делаю вид, что не угадал, что не знаю, кто это такой – притворяюсь и перед самим собой тоже - мне так интересней и бодрит как шипучка – иголочки в нёбе, но я едва сдерживаюсь, чтобы просто не подойти не сказать – Давай переспим. А вдруг сорвется? Поспешность в таких делах иногда играет на руку, иногда - нет – нужно просто знать, кто перед тобой, и тогда задавать темп. Но мне правда и хочется и не хочется играть в эти игры – скорее, не хочется – не хо-чет-ся – сколько можно? сыграно столько партий! - но мне хочется оказаться рядом с ним. Лучше всего – в постели. Еще лучше – утром все еще быть в этой постели. А вот дальше – все равно.

И да, понимаешь простые истины – сейчас в эту минуту я попутно понимаю простую истину - нам всегда твердят это заурядные люди - «кинозвезда - обычный человек, как все, как все» – правда, в основном они это твердят из зависти, а не от осознания – они ничего не осознают – еще одна попутная истина - к тому же я хочу видеть непокоренную сияющую вершину, я сам туманю себе зрение – боже, он так сексуален! – это – повязка на глаза. Он был бы сексуален в любом случае – даже в случае менеджера продаж или учителя, но в случае кинозвезды – ну, вы понимаете - ну, понимаете? - это же совсем другое – это как выставление оценок себе – ты себе ставишь оценку и, наверное, цену – приколем ценничек на грудь – ну, я могу себе в этом признаться и даже не пострадать от этого. Почти. Вообще, как пойдет, конечно.

Я смотрю на него – отлично развитое боковое зрение! - внешний вид тоже причина для оценок или комплексов, но он одет очень просто, и это меня несколько воодушевляет - разнаряженные звезды – нафталин прошлого века, нынешние ближе к народу, а что делать? - иначе со всем своим профсексапилом они обречены практически на инцест – тусовка - она же семья, должно же быть хоть что-то табуированным - да здравствует секс с фанатами! На свалку и тяжеленные одеколоны, мощные и нелепые как простаки-боксеры в театральной ложе – нет, от него пахнет ненавязчиво – я не удивлюсь, если это просто афтешейв и ничего эксклюзивного. Я даже уверен в этом. Если он слегка вспотеет, будет тоже очень мило. Смесь запахов. Легкий свежий пот – это… мне нравится. Мне не нравится, когда люди пахнут только рекламой – это общий запах, аромат банальности, распыленный в подмышки консьюмеризм. Я смотрю, что он пьет. Мне надо, чтобы он немного выпил – для храбрости. Моей, хахаха. Он пьет крепкое и неразбавленное – не коктейли, но пьет понемногу – хорошо это или плохо? - я пока думаю и пока не решил. Я считаю свои козыри – их сколько-то есть – главное хорошо разыграть их. Тактически верно. В идеале – красиво.

Номер один – попытка понять его настроение. Он просто устал? – план номер ноль. Ищет развлечений? – план номер раз. Злой? – нумерация далее по списку. Сердитый? Выключенный? Какой-нибудь бы знак. Я не умею читать мысли. Факин шит, о-е.

Мои козыри – я верю в вуду. Хахаха. Это цитата. В том смысле, что я так буду пахнуть сексом и транслировать его на ультракоротких волнах, то он просто не сможет не уловить посыл. Ну, в идеале - я прохожу мимо, он поднимает слегка пьяные глаза и пристально смотрит на меня – выделяет! – о, это было бы идеально, идеально, говорю же! - дальше мы уже все решим, ну же ну, это же флинг, ничего серьезного, не будем утяжелять - гири, вериги, узы - нет, только на раз, ну же! – на раз должно хватить интереса, зацепки, ну же, ну! – далее коленно-локтевая позиция, поступательные движения, ахи-охи и сигарета постфактум. Одна на двоих – но это слишком интимно и пока об этом не мечтаем. В конце концов, у меня есть свои сигареты. На сигареты я могу заработать. И мы можем курить каждый свои. Утомленно.

Итак. Он пьет неразбавленное и крепкое, и я все еще не знаю его настроение.

Сексуальное влечение – вещь неконтролируемая, но вполне предсказуемая – вполне. Тот самый «тип парня» – типаж-маячок в бурном море жизни - если человек ему соответствует – с привычной для природы вариативностью – ты, минимум, повернешь голову в его сторону, максимум – бросишься навстречу с предложением любви или потрахаться прямо сейчас.

Окей, оценим влечение по нашей же шкале. Чуть выше пятидесяти процентов. Ну, шестьдесят. Пятьдесят восемь. Знавал я варианты по девяносто шесть - это было нестерпимо, это была мертвая петля, штопор и прыжки без парашюта из стратосферы - трясущиеся руки, мутные глаза, секса еще не было, а я уже кончил раз пятнадцать. Потом все это болит и отмирает так мучительно долго, и вообще – мучительно, так болезненно, с рецидивами - куда более долгими, чем ремиссии, с ревностью и психозами, со снотворным и невыносимым желанием и жалением себя - этого даже боишься потом. Но ничего – побоишься и перестанешь, на самом деле - всегда этого ищешь и всегда на такое надеешься. На эти девяносто шесть процентов.
Но тут у нас пятьдесят восемь и говорить тут не о чем. Я хочу одноразовый, но чудесный и увлекательный секс - вот как я придумал и вот с этим человеком у барной стойки, чьи мысли я прочитать не могу – но попытаюсь. Который пьет неразбавленное, бла-бла-бла – это я уже говорил.

Больше всего на свете мы хотим втолковать другим, какие мы уникальные – это повальная идея фикс и повальный самообман – хвала тем, кто это видит, позор тем, кто нет. Боже, боже, но на разок мне хватит убежденности в собственной неотразимости.

Вот этот персонаж – он очень красив, собственно тот случай, когда ведешься на внешность и видимое поведение – Бог знает, какая там суть и что там у него внутри – я буду сейчас в этом разбираться? - у меня нет на это времени и особенно сильного желания - для одноразового секса внешности и предпочитаемой модели поведения вполне достаточно – а он очень красивый. Флегматичный. Погруженный в себя. Он – в моем вкусе, и он правильно курит – то, как подносит сигарету к губам и как держит ее между пальцами – о, это искусство. А еще – выдыхает дым – не дешево, напоказ, торопливо, как подростки, не скучно и вальяжно, как старики – хотя нет, сорри, старики курят буднично - неумолимая привычка, а мундштук во рту – спасение, мутные глаза дополнительно затуманены дымом – не видеть реальности, господа, не видеть огрызка будущего - а резко и быстро, не струйкой и бездарными колечками, а потоком.
Красивые запястья – их длина и ширина и косточка под браслетом часов. Красивые пальцы – длинные и ровные пальцы – нет утолщений или резких дегенеративных сужений и большое расстояние между фалангами – это привлекает взгляд. Хотя возможно дело не в этом – дело в движениях, аккуратных, нерезких, не в полную силу - мне даже хочется, чтобы они были решительнее, но я неправ, понимаете?

Звезду воспринимаешь как сияющий свет, свет осмысленности твоей жизни, свет, который потом тщательно раздираешь на отдельные лучи – раз, два, три - пытаешься понять, почему светит, а? – хахаха, конечно же, нет! – это особое удовольствие - удовольствие препарирования собственного удовольствия. Именно этим я занимаюсь. Звезда нужна нам как недостающий кусочек нас же самих – сияющих и сверхценных. Процесс прекрасен сам по себе, а вот результат - увы, некое насыщение (пресыщение) нервных волокон, их истощение и истончение, неизбежное желание нового, желание острого и надежда на «вдруг девяносто семь процентов существуют?» – результат я, сорри, уже знаю заранее – но мы пока в самом начале процесса, и это радует. Я очень боюсь момента, когда радовать перестает. Это момент опустошения. Свет погас, скучные сумерки. Момент усталого насыщения. Пресыщения. Ничего не хочется. Перерыв. Вселенная возвращается к исходной точке, которую даже не знаешь, как и назвать.

Так вот – теперь надо подойти. Трушу ли я? Конечно.

Я многое перебираю в голове – мысли как карточки в старомодном каталоге – А – «а если», Б - «Боже!», В – «все-таки» - признак, что я волнуюсь. К тому же, я не знаю, вдруг у меня предательски дрогнет голос, или я просто скажу какую-нибудь непоправимую во веки веков глупость – у меня только один шанс. Сегодня, в смысле. Или – просто ему не понравлюсь. Решайся, дарлинг. Мы оба играем сейчас на внешнем впечатлении, мы суем в нос друг другу козыри – а они могут быть единственными. Да, это нервирует меня больше всего. Нервирует ожидание возможного поражения.
Нас всегда настраивают на победу. Но надо признаться – я признался - вечный настрой на победу – удел неразвитых умов, отсутствие анализа и засилье лозунгов в мыслительном процессе – кого побеждать? Иногда победа – больший позор, чем неучастие. Да, неучастие – спасение для таких, как я. Стычки с кем попало – удел варваров. Так человечество приходит к идее мира – из-за нежелания бороться невесть с кем. Приходит плохо, но попытки делает. Эволюцию не творят за полчаса. Я потом вам об этом расскажу – когда у меня будет свободное время. Сейчас у меня его нет - сейчас я хочу заняться сексом с человеком у барной стойки - у которого красивые пальцы, осторожные движения, который эффектно курит, который допил свое – крепкое, неразбавленное - и заказал еще одно, демократично одетым, и я по-прежнему не знаю его мысли и, наверное, никогда не узнаю, да и вообще - чужие мысли нас интересуют только как отражение своих. Итак, я должен что-то сделать или мне сразу придется перейти к карточке Д – «дерьмо».


…Понимаете, мне везет, что первое впечатление все-таки срабатывает – о! я надеялся! - и теперь главное – первая фраза – после тех многозначительных улыбок, которыми мы обменялись – на самом деле улыбки только изображают многозначительность. Если он трепло, то мне нужно просто кивать с определенной частотностью и задавать уточняющие вопросы. Ну, еще делать заинтересованное выражение лица. Нет, это не ложь – не критичная ложь. Иногда огромная многопроцентная любовь начиналась с подобной мимики. Проблема в том, что он не трепло. Да. Молчать вдвоем можно, когда вы уже давно знакомы, и для обмена мыслями вам не нужны слова, но первое впечатление замешано на легкости и загадочности, на неуловимом флере и недомолвках – просто молчать нельзя, нужно что-то делать.

Он заказывает мне тоже самое, что и себе, и снова улыбается.
- Как тебя зовут? – спрашивает он.
Оу! Острота момента – мне не нужно спрашивать, как зовут его. И – я могу назвать любое имя.
Но я называю свое. Я хочу, чтобы со звездой переспал человек, которого зовут как же, как и меня.

Мне хочется его немного разговорить – это и интересно, и приятно для меня – как будто личный подарок – эго, милое, вам посылка! подарочная упаковка! бантик! – но даже не для эго. Обломись, эго, хахаха. Нет. Мне, правда, интересно. Он мне интересен, я же уже рядом, это проникновение в… в… ну, не знаю, – новые территории, закрытое до этого момента пространство - я на самом пороге, и мне хочется войти. И мне хочется чувствовать себя уютно – там, внутри.

- Развлекаешься? – спрашивает он.
Я улыбаюсь и говорю:
- Да. Хочется же иногда развеяться.
- Несомненно, – говорит он, – А иногда – очень хочется.
Мы снова улыбаемся друг другу. А я пока придумываю ненужный, но связующий вопрос – и придумываю самый нелепый.
- Давно здесь? – и делаю заинтересованное лицо. И отпиваю глоток. Хах, это просто виски. Вообще – есть и пить – спасение для первых минут знакомства – паузу всегда можно замаскировать жеванием или глотанием.
- Нет, – говорит он, – Первый день.
Тут бы надо – «и как – нравится?», а потом что-нибудь – «здесь так всегда» или «раньше так никогда не было» или что-то еще, идиотское, но мне надоедает.
- Ты классный, – говорю я. И добавляю, – Извини, - словно у меня вырвалось, но я сияюще улыбаюсь.
Да! Черт! Нет! Мне все равно.
- М? – он слегка приподнимает бровь
- Ну да, – говорю я.
В принципе, я считаю, что это правильный ход.
Он смеется.
Смейся, сокровище. Мне же надо переспать с тобой и, в принципе, уже сейчас, прямо сейчас, я не против коснуться твоей руки, вообще задеть тебя – какой-нибудь ненавязчивый, почти случайный телесный контакт – лучше всего, конечно, сесть бедро к бедру, но мы оба понимаем… Мы. Оба. Понимаем. О, мы оба все понимаем!

Мы оба понимаем, что нам хочется секса, долой обязательства, понимаем, что обмен обрывками, нитками энергии состоялся – прекрасный возбуждающий обмен – не поторопиться, не затянуть, не испортить. Я чувствую, как мои губы горят – такая щекотка, когда хочется целоваться, просто нестерпимо, сердце стучит быстрее, как и положено, и я все-таки хочу почувствовать запах этого афтешейва – я его уже придумал, он обязан быть! - почувствовать тебя ближе, колючие щеки и еще, когда целуешь над верхней губой – там тоже колется. Так приятно и возбуждающе. Мне очень нравится там целовать. А еще волосы – запустить пальцы в них – чудесное ощущение. Все новое, все неизвестное, так еще не было, я тебя не знаю – попробовать не закрывать глаза, когда целуешься, и посмотреть, как чернеют твои, как зрачки расширяются – если ты не закрываешь, но, вообще, они и так темные, и так темные, а еще соприкосновение руками, животами, пахом, ногами – искры проскакивают. Живот такой теплый – я задираю твою демократичную футболку – мне нравится тебя трогать и рисовать круги с маленьким диаметром и просто вдавливать подушечки пальцев в теплую кожу, запускать руки под ремень брюк, а еще у тебя стоит. Дада, и это мы тоже оба знаем и понимаем.
Ты целуешься, как ты привык – а мне это незнакомо, и ритм твоего дыхания – горячего дыхания - тоже непривычен - в шею за ухом, в ключицу, в губы тебе тоже явно нравится целоваться – подряд несколько коротких поцелуев – совсем короткие – раз, два — и чуть задерживаясь – с языком, и потом долгий и даже жесткий, и мне нравится, что ты прижимаешь меня к стене – обычно ты так не выглядишь. Но пожалуйста, делай так и дальше, не прерывайся – мне нравится.

- Ко мне? – спрашиваешь ты меня на ухо.
Конечно. Не ко мне же. Я хочу испытать незнакомую кровать. На прочность. Еще – чужая ванная комната – я люблю это - выдавить на ладонь незнакомый гель для душа – безликий запах – ты перестаешь быть собой, становишься неизвестно кем, посторонним самому себе – это, в общем, приятное чувство – на то самое короткое время.
Я расстегиваю рубашку, и ты начинаешь облизывать мне соски – это адски возбуждает – да и тебя тоже.
- Сделаем это? – говоришь ты.
Я заметил, что ты общаешься вопросами. Я целую тебя в губы, и обнимаю тебя за талию. Твои ладони у меня на заднице. Я киваю и снова целую тебя.
Боже! Я пересплю с кинозвездой! Кинозвезда меня трахнет! Фанфары и фейерверки! Пиу! Вау! Звездочки в небе!
Возбуждение делает секс. Возбуждение и ритм – если не сбиваться с ритма, не затягивать паузы, то техника – удел фрустрированных. Нет, правда. Это замечательно – техника, но отдельно отмечать ее ты будешь, если тебе больше нечего вспомнить – ни задержки дыхания, ни тошноты от удовольствия, ни дрожи от того, что к тебе прикасаются – просто прикасаются, просто прикасаются, а не виртуозно упражняются с твоим членом, ни каких-то дурацких слез до, во время и после – не прочувствованные выдуманные оргазмические рыдания, а так - пара слезинок – иначе разорвешься от ощущений.
- Хочешь в душ? – спрашиваешь ты.
- Хочу трахаться, – говорю я.
- Так пошли скорее, – и это первое утвердительное предложение.
Это происходит быстро – кровать, сорванное одеяло, ноги на плечи – моя любимая поза, одна из – знаете, такие предпочтения - угол, наклон – это важно не только в геометрии - или в физике? – в любом случае, тут, наверное, даже важнее. Пальцы вымазанные лубрикантом – надеюсь, не мятным, надеюсь не мятным, ненавижу мятный. Ты пытаешься делать это аккуратно и не причинить мне боль или неудобство или что там еще – ты ведь тоже ведешь внутренний диалог насчет меня, тоже мне что-то говоришь мысленно – но, черт, это приятно – то, что ты делаешь.
Мне нравится момент введения.
Ха.
Я бы, действительно, повторял только его. Несколько раз. Несколько раз. А потом уже можно начинать. Все остальное.
Мне показалось, что ты ведешься на лесть, и я проверяю-удостоверяюсь - добавляю парочку – «да», «глубже», «еще», «вот так» - нет «ВОТ ТАК!!», пару бессмысленных криков и фразу «ты великолепен», сияю глазами как прожектор, и прижимаюсь к тебе всем телом - да, я прав, у тебя даже лицо начинает светиться – у меня бы тоже засветилось, что уж там.

Потом я стою на коленях и облизываю твой член – мне это нравится, правда – тебе-то понятно, тебе-то понятно, что нравится, но в этом есть что-то - может, от привычной игры в то, во что я всегда любил играть – так уж повелось - какой-то налет мазохизма и садизма, победное ощущение, что делаю тебе одолжение – тебе умирающему от похоти, который хочет, чтобы ему отсосал вот этот вот – имя-то мое помнишь? Тебе, который сейчас даже и думает-то словом «отсосать» – интересно, ты попросишь именно этим словом, сможешь его сказать или будешь намекать? Интересно, я буду делать вид, что не понимаю намеков, и ломаться и изображать полуневинного мальчика и хлопать глазами или сразу соглашусь – со всем подарочным набором порочных улыбочек?
Нет, слово ты произнести не можешь – тебе такому хотелось когда-нибудь смочь? – ты просто даешь мне понять, а я соглашаюсь, потому что мне смешно – я могу добавить это в свой список достижений? пережитых ощущений? – отсосал у кинозвезды. Что значит – есть ли разница? Ну, конечно. Конечно, есть. Есть разница.
- Невероятно, – ты закуриваешь и предлагаешь сигарету мне и даже подносишь зажигалку. Мишн комплит, ое. Сколько сейчас времени? Утро уже наступило? Сколько я продержался? – Ты – это невероятно.
- Ха, – говорю я, – А завтра ты уедешь, но заставишь меня думать, что я для тебя что-то особенное.
- Конечно, – говоришь ты и целуешь меня в шею и улыбаешься – я чувствую свою улыбку, - Конечно. Ты – это что-то особенное.
- Конечно, – я усмехаюсь, и мы целуемся в губы, – Никогда в этом не сомневался. Ни одну секунду в своей жизни. Ни разу. Представляешь? Нет?
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

weissfic_k_archive: (Default)
weissfic_k_archive

July 2015

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 31 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios