[identity profile] monpansie.livejournal.com posting in [community profile] weissfic_k_archive
Название: Дер Хексер
Автор: monpansie
Фэндом: действующие лица - Weiss Kreuz, окружающий мир - "Ведьмак"
Жанр: юмористический, стеб.
В главной роли: Шульдих, в других главных ролях – другие.
Саммари: Шульдих должен спасти мир в мире «Ведьмака» А. Сапковского.
WIP

Пролог.

- Это необходимо, – голос Кроуфорда был сухим, как киевские сухари - Кроуфорд шуршал бумагой как заправский кот – листал странички с жирным штампом «секретно». - Боевое задание. Возможно, ты спасешь мир. Мир надеется на тебя. Знаю, что зря, но верю! - что нет. Жизнь меня ничему не учит, и я все еще верю в тебя. Ничего нельзя обещать – никто ничего не гарантирует - тебе придется многому учиться. Учиться и переучиваться. Переступать в себе через что-то. Закаляться в горниле. Ты будешь воевать в ближнем бою. Накладывать заклинания. Пить по-черному. Грязно ругаться. Носить подштанники до колена.
- Ну, – Шульдих пожал плечами, – не впервой. Ну, может, кроме подштанников. Это обязательно?
Кроуфорд на секунду засмотрелся в бумаги.
- Кажется, да, – сказал он, поразмыслив. – Холщовые подштанники, одна пара. Да, обязательно. Понимаешь, Шульдих, я сам несколько… в растерянности. Этот… тот мир… он безумен. Там все с ног на голову. Шиворот-навыворот. Задом-наперед. Я ни черта не понимаю. Какая-то х… - Кроуфорд кашлянул, - ерунда. Отдает бредом, как перепревшая салака эээ… дерьмом. – Кроуфорд запнулся.
- Словарный запас! – воскликнул Шульдих потрясенно.
- Я готовился, – Брэд потер переносицу, но не слишком гордо. – Правда, здесь рекомендуется другое слово. Лексика более обсценная. Но я не могу сразу. В таком деле все же нужна постепенность.
Шульдих пожал плечами.
- Но самого главного, Шульдих, я тебе еще не сказал, – Кроуфорд замолчал.
Пауза длилась слишком долго. Она длилась и длилась.
Шульдих забеспокоился.
Наконец Кроуфорд кашлянул и, глядя куда-то поверх головы Шульдиха, ровно сказал:
- Тебе нужно будет общаться и спа…трахаться с женщинами. Очень часто. Очень много. У тебя легенда легендарного ё… полового гиганта. – Кроуфорд передернул плечами.
- Брэд!!! – и столько адской боли было в этом крике.
Кроуфорд отвел глаза в правую сторону.

Рекомендации Шульдих читать не стал – хотя Кроуфорд очень и очень настаивал – пробежался по диагонали разве - решил разобраться на месте – делов-то! не в первый раз - ему приставили проводочки к вискам – к левому - синий, к правому - красный, и в ту же секунду телепортировали согласно заданным координатам.

Глава 1

Бесштанная команда

Шульдих рассматривал себя в мутной глади болот.
- Я – урод, – сказал он обреченно. – Я седой урод с расцарапанной рожей, одетый в театральный реквизит. А что это за бижутерия? А? Я тебя спрашиваю! – крикнул он мутному болотному отражению. - Впрочем, ничего кулончик, – он внимательно рассмотрел волчью голову на цепочке. – Немного агрессивно. Байкерский стиль. Годится. Сапоги тоже нормально, хотя можно и повыше, до середины бедра, но и так сойдет, ладно. Но, – он оттянул пояс штанов и слабо вскрикнул, – подштанники! Боже мой, за что мне эти страдания!

Шульдих продрался через бурелом и обнаружил хорошо утоптанную тропинку параллельно бурелому.
- Твою мать, – сказал он негромко.
Вокруг цвели веселые цветочки – всякие ромашки, сверху было голубое небо и желтое солнце, а в воздухе разливались безмятежность и переизбыток кислорода.
Шульдих очень устал – он три часа лазил по болотам, кочкам и колючим кустам, вдобавок на спине бултыхались два здоровенных меча, а в карманах булькали какие-то пробирки, одну он случайно раздавил, когда поскользнулся на какой-то поганой кочке, и теперь от него воняло просто нестерпимо для обоняния.
- От меня люди будут шарахаться! – с надрывом крикнул Шульдих в летние небушко и солнышко.

Но люди, напротив, собирались вокруг Шульдиха малыми группами и большими толпами – едва Шульдих зашел в какую-то чахлую деревеньку, откуда-то набежали сопливые дети, конопатые грудастые бабы и щуплые сутулые мужики и окружили его рэндомным хороводом, как рождественскую елку.
Шульдих был в растерянности.
- Эээ, здравствуйте, – натужно дружелюбно сказал он. – Как дела?
- Мутант пожаловал, – непринужденно неприязненно сказал наименее щуплый мужик. – Рожу бы ему разбить, мутанту.

- Ктой-то ты будешь, милсдарь? – поинтересовался цирюльник, вытирая руки о смертельно грязное полотенце
- Ну, я ... – Шульдих попытался вспомнить нечитанные инструкции. – Я - злой колдун. Нет! Добрый. Я добрый колдун – и Шульдих умильно улыбнулся. – Я очень добрый колдун и могу вам всем во всем помочь.
- Много вас таких… помогальщиков, – цирюльник нехорошо ощерился. – Ходют, девок портют.
Шульдих занервничал.
- Нуу… ээээ. Покрась-ка ты меня, голубчик, в огненный цвет. Седину надо закрашивать. Это пипец какой-то, – доверительно сообщил он. – Седая голова в моем-то юном возрасте. Убить бы Кроуфорда за такие метаморфозы.
- Это ты с ентова Кроварда поседел? – заинтересовался цирюльник и загремел чем-то у Шульдиха за спиной. – Попил он с тя кровушки, видать. Похлебал. Вампир, что ль, Кровард твой?
Шульдих вдруг проникся к работяге безграничным доверием.
- Энергетический! – воскликнул он и подпрыгнул на корявом стуле. – Ты меня понимаешь! Энергетический вампир! Кровосос! Изверг!
Цирюльник с готовностью частотно покивал.
- Чо ж тя не понять? Вампиры эти. Вампиры и есть. Дело обычное. Все они такие. Вампиры.
- Кроуфорд – особенный, – сказал Шульдих, с некоторой даже гордостью.
- А ктой-то тебя милок поцарапал так? Рожу твою? – поинтересовался цирюльник и начал смешивать что-то в грязноватом тазике.
Шульдих напряженно смотрел за его несвященнодействиями.
- А штой-то ты… - Шульдих осекся, - а что ты там смешиваешь, мистер…милсдарь стилист?
- А так всего помаленьку, – цирюльник звучно подтянул матерую соплю, - кровь гуля, сушеные пиявки, тут обрезки упырских ногтей, тут беладонна, тут тайный ядовитый корешок. Енто краска-мусс, запомни, милсдарь. Не боись, дорогой господин, все будет в лучшем виде, будешь красный, как красное солнышко.
Через час, красный, как красное солнышко, Шульдих вышел из цирюльни и потерянно огляделся вокруг.

Изба старосты была попросторней остальных, и рожа у мужика напротив была шире среднестатистической по деревне.
- Ты кто? Ведьмак? – спросил широкомордый.
- Ведьмак, – мрачно сказал замордованный уже Шульдих. – Добрый колдун он же.
- А чо красный такой? Волосья – чо? – Заинтересовался староста.
- А то, – огрызнулся Шульдих, – для конспирации. Не понимаешь, что ли?
Староста развел руками.
- Мы люди простые, – сказал он, – мож, и не понимаем чего. Рекогносцировку понимаем. Коллайдер понимаем, адронный. Макроэкономику как дважды два. А чего-нить можем и не разуметь – в глуши живем. Это есть. До городу далеко. Что есть, то есть. Ты мне вот что скажи, милсдарь ведьмак, возмесся ли ты угробить утопцев у нас в речке? Купальный сезон к концу подходит, а никто не купается – тока, понимаешь, расстелешь полотенце на бережку – лезут, дьяволы, без трусов, пугають население.
- Это нехорошо, – сказал Шульдих, – без трусов население пугать.
Староста страшенно обрадовался столь полному пониманию.
- Так возмесся, милсдарь? Ты уж возьмись! Ты уж им задай! Тебе ж это раз плюнуть! Тьфу и все! Ты, на вид, конечно, хлипкий какой-то, странно даже, да и …конспирация эта…Как-то оно… Ярко оно. Но ты ж ведьмак – тебе утопца укокошить, как семечки лущить! Точна?! Скажи – точна?!!
Широкомордый радостно загоготал и треснул Шульдиха рукой-лопатой по плечу. Из груди Шульдиха вырвался хрип, стон и сожаления о столь доселе бестолково прожитой жизни.
- А так ходи, разлекайся покуда, – радушно приглашал мордастый. - Кабак есть, бордель есть – девахи - во! В полтора тебя ростом! Дурдом есть на окраине – чож! Думашь, село селом, так и дурдома нету у нас?
- Что вы! - искренне воскликнул Шульдих и прижал к груди уже поросшие цыпками руки. – Этого бы я и допустить не мог – что у вас дурдома нет! Скажете тоже.

Сначала Шульдих пошел в кабак – насытить желудок и дать отдых усталым членам, потом планировал бордель – по выданной вампиром Кровардом обязанности и для поддержания легенды, а пуще всего – во имя исполнения профессионального долга, а потом уж и в дурдом – алкать духа, просвещения и неординарного взгляда на жизнь.
Около кабака к Шульдиху подвалил низенький бородатый человечек.
- Новенький? – нелицеприятно сказал он. – Черт вас носит в последнее время. Ходят толпами, а. Толпами! Ходят и ходят. Чо ходят? Чо вы ходите? Вот чо вы ходите?
- А чо нельзя? – спросил Шульдих. - Нельзя, что ли, ходить?
- Чож нельзя то, – сказал низкий и бородатый. – Ходи себе. Ходи и ходи, чо я тебе мешаю, что ли? Ходи.

В кабаке было сумрачно, воняло прогорклым маслом, подозрительным куревом, дешевой водкой, а пуще всего - многонедельным трудовым потом. Запах бил в нос без промаха и почти разбивал его в кровь. Да, впрочем, чего там «почти» - разбивал. Дурниной орала проезжая банда музыкантов и дурниной же ей подпевали посетители - громким, лютым и увлеченным хором - песенки были крайне непристойные, так что Шульдих, помимо воли, заслушался.
- Вишь, шельмы, выводят, – сказал он неожиданно для себя, сел на скамью и подпер голову рукой, но через секунду опомнился и руку из-под головы убрал.
- Что пить будешь, милсдарь? – К нему подошла насквозь конопатая официантка – веснушки располагались на ее лице подобием эллиптической галактики.
«Вирус у них, что ли, – подумал добрый колдун Шульдих. – Вот не дай же бог подхватить такую рябь во всю физию!»
- Водки, раскрасоточка, – храбро сказал Шульдих, пытаясь смотреть на ее пышную грудь – Стопку холодной водки.
- Сколько? – переспросила официантка.
- Бутылку. – поправился Шульдих.

«Я акклиматизируюсь, – подумал Шульдих, – не вопрос! Вопрос времени. Язык, манеры, грубая пища и подштанники – это возвращение к истокам, и это нужно ценить. Это опыт, черт побери! А опыт нельзя купить – только заработать!»

- Могу ли тут я присесть? – Шульдих услышал этот голос одновременно с жутким металлическим грохотом и скрежетом – голос исходил из консервной банки, надетой на чью-то голову. Еще одна банка была надета на туловище страдальца. Банки поменьше были надеты на руки и ноги. Сбоку мученика висел огромный двуручный меч.
- Свободно? – гулко переспросила банка изнутри.
- Садись, – Шульдих сделал рукой приглашающий жест. – С кем буду иметь честь культурно выпивать?
- Я - Рыцарь Печального образа ордена Пылающей розы, – забухала банка. – Образ мой самый печальный в ордене, и тому сомнений нет никаких. Никаких и ни у кого! И никогда не было.
Количество отрицаний не оставляло сомнений ни в чем.
- Рехнуться можно, – сказал Шульдих. – Может, я по ошибке в дурдом пришел? Топографический кретинизм так вдруг не вылечишь все ж. Раскрасоточка, дай-ка еще стакан – для этой пылающей рожи! Да побыстрей! – и снова мужественно осмотрел грудь официантки.
Банка с грохотом села на скамью.
- Давно в наших краях? – спросил обжившийся за полдня Шульдих – завязывал разговор.
- Нет, – ухнула банка. – Приехал вот только что. Важное поручение. Государственная важность. Мировая даже важность. Строгая секретность. Никому ни слова. Ни полслова. Ни ползвука! Не задержался бы, да староста сронил с коня, собака, пес блохастый, прям пихнул рогатиной! - сам ведь не встанешь в латах - металл могучий, знатный, краснолюдский! - как ухнул – земля содрогнулась! Искры из глаз!!! – лежу как бревно! - а смерд, свинья толстомордая, молит утопцев убить – а то, мол, население здешнее видит тайные уды утопцев и купаться не может – претит им нудизм! Не дОлжно так быть! Не должно! Не бывать нудистам в Темерии! – рыцарь громыхнул по столу кулачиной.
- Воистину! – воскликнул Шульдих. – Сыми шелом свой и выпьем!
- Помоги, добрый человек, – заворкотала головная банка, – сам не справлюсь.
Шульдих подошел и потянул консервный шлем - с трудом, но голову человека-сайры добыть-таки удалось. В мутном свете сальных свечей запульсировал малиновый цвет волос.

- Ты-то как здесь? – потрясенно спросил добрый колдун.
- А вот так, – сердито сказал рыцарь. – Оми, род его проклятый, окаянное семя, удумал такое надругание и одеяние естеству противное – пробовал ли ты, милсдарь, отлить, в этакое наряженный? И не пробуй! И вот в один прекрасный вечер присоединили мне диавольские проводочки к голове - и все!
- Та же фигня, – сказал Шульдих, – вампир Кровард… Брэд то есть и…
- Диаволы, – вздохнул Фудзимия и налил себе еще водки.

Гостиничный номер был тесный и темный. Кровать свирепо скрипела от одной только надежды на секс, тумбочка хранила в себе замшелые остатки чужого пиршества, а занавески хвалились нездешней креативностью – из разных кусков ткани, разной длины.
Фудзимия снял соседний номер, но огненноволосый колдун пригласил его к себе – посидеть за круглым, с аппетитом пожранным древоточцами столом, по-мужски побалакать.
- Свой своему поневоле друг, – вещал Шульдих невесть откуда пробудившуюся в нем мудрость. – Тут мы – одна команда. Забудем прошлое. Было и прошло. Кто, если что – тому глаз вон – смотри сам, надо тебе глаз? Мы с тобой дети цивилизации – братья по крови, – Шульдиха несло, - душевая кабина, кофейник, ортопедический матрас и беспроводной интернет сближают людей сильнее, чем совместные походы в чащу леса – но у нас есть шанс опровергнуть эту новомодную надстройку над кондовой мужской дружбой. Такой шанс дается раз в жизни! Да и слава Богу, что один! Незабываемый опыт! Фудзимия, этой ночью, в полночь, мы пойдем с тобой убивать голозадых аморальных утопцев! Пей!
Фудзимия пил, важно, редко, слегка невпопад кивал.
- Мне надо подготовиться, – Шульдих встал из-за стола. – У нас свои профессиональные приемы – это не двуручником махать под молитву – это примитив. Все сложнее. Намного сложнее. Войти в транс, выпить водки… эликсиры выпить! Улучшить показатели.
- Щас, – Шульдих пошарил по карманам и достал аннотацию. – Надо выбрать - что и как. Что-то мелко понаписано – дай свечку – вот, лучше! Почитаем! «Голубь» - увеличивает урон, но высок шанс поноса. Срань болотная. «Козодой» - увеличивает сопротивление, но вызывает сильное соплетечение. Соплежуйство! Орнитологи чертовы! Что ж такое! Во! Во! «Зимородок»! Вот! Оно! Увеличивает урон, сопротивление увеличивает… твою мать! Окрашивает на сутки яйца в зеленый цвет!
- Тестикулы, – задумчиво сказал Айя.- Латынь – мать всех языков. Ну, почти. Ну, может, кроме японского.
- И то не факт, – возразил Шульдих. - Ученые бьются и добьются, что и японского. – Он вернулся к аннотации. - Но в то же время на сутки – кому за сутки понадобятся мои яйца? А так и урон, и защита – это не шутка! К тому же у меня подштанники! Они надежно скрывают прозелень!
Шульдих молчаливо замедитировал над аннотацией.
- Ладно, - сказал он через час страданий, – выпью. А то нахрен убьют. Снявши голову по яйцам не плачут.
Фудзимия дремал за столом, уронив голову на руки.
- Так. Еще же мне надо Знаки накладывать. Еще забота. - Шульдих задумчиво оглядел пятерню и мудрено распальцевался.
Айя мгновенно рухнул со скамьи ногами вверх. Утлая гостиница содрогнулась.
- Ну, ты, это, прости, – Шульдих помогал рыцарю снова сесть. – Ты все ж не греми так, ночь уже, люди спят! Сядь поустойчивей. Что развалился? Это нападательно-оборонительная тактика. Знак Аард! Две «А» в начале слова. Волшебство – все не учтешь. Ты сиди, не расслабляйся и будь ко всему готов – мне тут еще кой-что надо попробовать.
- Я к себе пойду, – сказал ушибленный Айя.
- Щас, ага, – сказал Шульдих. – Пойдет он. Друг, ага. Партнер. Чуть чо - в кусты. Друг познается в беде. Задницу мне кто прикроет? Кто? Подштанники? Сиди, давай.
Шульдих еще раз задумчиво вперился в пятерню и вычурно согнул три пальца.
Айя заерзал металлическим задом по скамье.
- Оппа! – выкрикнул Шульдих, и водка перед Айей вспыхнула.
- Фламбе! Фойер фрай! – Ликовал Шульдих. – Видишь, не попал по тебе. Орал больше. Друг должен доверять другу.
- Ты, ведьмак, суть порождение, – пробурчал Айя, пытаясь и потушить и выпить водку. – Суть порождение Тьмы.
- Ладно, - сказал Шульдих, повертев руками, – другие Знаки не буду пробовать пока – пальцы сломаешь - не пианист, обойдусь этими двумя и зелеными яйцами. Давай, рыцарь, вставай, бери свое орудие в правую руку и пошли убивать утопцев – скоро полночь. Самое то время!

По болоту с Фудзимией идти было трудно – он постоянно проваливался по грудь, прыганье по кочкам тоже ничего не дало – Фудзимия топил кочки своим весом.
- Маята, – сказал Шульдих, очередной раз выволакивая соратника из ямы, – драться-то сможешь?
- Драться смогу, – прохрипел Айя. – Я все могу.
- Так, - сказал Шульдих, когда они добрались до какой-то отмели, – ты сейчас отойди, я выпью тут витаминки и микстурки, и пойдем опять. Тут близко – я смотрел по карте климатических поясов.
Шульдих сел на кочку, закрыл глаза и чуть не уснул
- Поздно уже, – сказал он сам себе, – в сон клонит. Не спать – косить. Даешь транс! Не сон – медитацию. Что там надо делать-то? Как там йоги? С чего там они начинают. Забыл, черт.
Шульдих опять зажмурил глаза.
- Блин, засыпаю. – он усилием воли разлепил веки через пятнадцать минут. – Ладно, выпью так. Фигня этот транс. Один хрен – зеленые яйца в итоге.
Шульдих достал флакончик с мутной жижей, вынул пробку и залпом выхлестал содержимое…
- ОХ ТЫ Ж! – Заорал Шульдих на весь лес. – КАКАЯ ЖЕ ДРЯНЬ ЖЕ! Как дихлофос выпил! Тьфу, блин! Тьфу! Токсично-то как – потом и мочиться страшно – трава завянет в этом месте! Гринпис осудит!
Проплевавшись, молодой колдун заметил, что вокруг страшная зловещая тишина и кошмарная непроглядная темнота.
Вдруг слева послышался негромкий всплеск.

Продолжение следует
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

weissfic_k_archive: (Default)
weissfic_k_archive

July 2015

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 31 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios